Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
из Них особый Дух, но один на обоих. Дух этот в св.
Писаниях называется по-гречески Пуеица, как и в этом
месте назвал Его Господь, обозначая Его дуновением уст
Своих и давая Его ученикам. Ни в каких местах Писаний
* я не встречал, чтобы Он назывался иначе. Здесь же, где
читаем: "И создал Господь Бог человека из праха земного,
и вдунул в лице его дыхание (spiritum) жизни, и стал
человек душею живою" (Быт. II, 7), в греческом (переводе)
не говорится Kveo^a, как обыкновенно говорится о Духе
Святом, но 7rvoTi, — название, прилагаемое к твари, а не
Творцу. Поэтому некоторые и по-латыни предпочли пере-
вести это слово не как "дух" (spiritus), а как "дыхание"
(flatus). Слово это встречается в греческом тексте и в том
месте Исайи, где Бог говорит: "Всякое дыхание, Мною
сотворенное" (Ис. LVII, 16), обозначая этим, несомненно,
всякую душу.
Итак то, что по-гречески читается яуот|, наши иногда
переводили словом "дыхание", иногда — словом "дух", а
иногда и "вдохновение" или "дуновение" (inspiratio vel
aspiratio). Пуеица же всегда переводили словом "дух", —
шла ли речь о духе человека, о котором говорит апостол:
"Кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа
человеческого, живущего в нем?" (I Кор. II, 11); или о
духе скота, как написано в книге Соломона "Кто знает:
дух сынов человеческих восходит ли вверх, и дух живот-
ных сходит ли вниз, в землю?" (Еккл. III, 21); или о том
телесном духе, который называется ветром, ибо это наз-
вание прилагается и к нему, когда говорится в псалме:
"Огонь и град, снег и туман, бурный ветер*" (Пс. CXLVIII,
8); или даже о Духе-Творце, о Котором говорит Господь:
"Примите Духа Святого", обозначая Его дуновением Своих
уст. Равно и в том месте, где Он говорит: "Идите, научите
все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого
Духа (Мф. XXVI11, 19), яснейшим образом свидетельствуя
о Троице. Также и там, где сказано: "Бог есть дух" (Ио-
ан. IV, 24), и в других весьма многих местах Писаний.
* У Августина: "Дух бурен".
591