Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Говорят, что он уже имел душу, потому что иначе он
не был бы назван человеком, так как человек не есть
одно тело или одна душа, но состоит из души и тела.
То верно, что душа не составляет всего человека, а луч-
шую часть человека, и тело не составляет всего человека,
а низшую часть человека; когда же то й другое бывает
соединено вместе, называется человеком. Но дается это
название и отдельным частям, когда мы говорим о каждой
из них особо. Разве законы обыденной речи запрещают
кому-либо говорить: "Человек этот помер и теперь успо-
коился или терпит наказание", хотя это можно сказать
только об одной душе; или: "Человек этот погребен в
том или ином месте", хотя это может разуметься только
относительно тела? Не скажут ли, что священное Писание
не имеет обыкновения говорить так? Но свидетельства его
в этом отношении на нашей стороне до такой степени,
что, когда обе части еще соединены и человек живет, оно
тем не менее каждую часть отдельно называет именем
человека: душу называет человеком внутренним, а тело —
человеком внешним (I Кор. IV, 16); так, как бы было
два человека; хотя то и другое вместе составляет чело-
века одного. Но когда говорится, что человек создан по
образу Божию и что он земля и должен возвратиться в
землю, — нужно принимать в соображение, относительно
чего это говорится. В первом случае говорится относительно
разумной души, какую Бог посредством вдыхания или,
точнее сказать, вдувания дал человеку, то есть телу человека;
во втором же — относительно тела в том виде, в каком
Бог создал человека из праха, дал ему душу, чтобы было
тело душевное, т. е. чтобы был человек душою живою.
Поэтому, когда Господь дунул, говоря: "Примите Духа
Святого" (Иоан. XX, 22), этим действием Он, конечно,
дал понять, что Дух Святой есть Дух не только Отца, но
и Сына. Ибо тот же Дух, Который от Отца и от Сына,
вместе с Ними есть Святая Троица. Не телесное дуновение,
которое исходит из телесных же уст, было субстанцией и
природой Духа Святого; дуновение это было знаком, по
которому мы, как я сказал, должны понять, что Дух
Святой равно присущ Отцу и Сыну, ибо не у каждого
590