Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/592"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Говорят, что он уже имел душу, потому что иначе он
не был бы назван человеком, так как человек не есть
одно тело или одна душа, но состоит из души и тела.
То верно, что душа не составляет всего человека, а луч-
шую часть человека, и тело не составляет всего человека,
а низшую часть человека; когда же то й другое бывает
соединено вместе, называется человеком. Но дается это
название и отдельным частям, когда мы говорим о каждой
из них особо. Разве законы обыденной речи запрещают
кому-либо говорить: "Человек этот помер и теперь успо-
коился или терпит наказание", хотя это можно сказать
только об одной душе; или: "Человек этот погребен в
том или ином месте", хотя это может разуметься только
относительно тела? Не скажут ли, что священное Писание
не имеет обыкновения говорить так? Но свидетельства его
в этом отношении на нашей стороне до такой степени,
что, когда обе части еще соединены и человек живет, оно
тем не менее каждую часть отдельно называет именем
человека: душу называет человеком внутренним, а тело —
человеком внешним (I Кор. IV, 16); так, как бы было
два человека; хотя то и другое вместе составляет чело-
века одного. Но когда говорится, что человек создан по
образу Божию и что он земля и должен возвратиться в
землю, — нужно принимать в соображение, относительно
чего это говорится. В первом случае говорится относительно
разумной души, какую Бог посредством вдыхания или,
точнее сказать, вдувания дал человеку, то есть телу человека;
во втором же — относительно тела в том виде, в каком
Бог создал человека из праха, дал ему душу, чтобы было
тело душевное, т. е. чтобы был человек душою живою.
Поэтому, когда Господь дунул, говоря: "Примите Духа
Святого" (Иоан. XX, 22), этим действием Он, конечно,
дал понять, что Дух Святой есть Дух не только Отца, но
и Сына. Ибо тот же Дух, Который от Отца и от Сына,
вместе с Ними есть Святая Троица. Не телесное дуновение,
которое исходит из телесных же уст, было субстанцией и
природой Духа Святого; дуновение это было знаком, по
которому мы, как я сказал, должны понять, что Дух
Святой равно присущ Отцу и Сыну, ибо не у каждого
590