Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
всех Верекинфии*. Пред ложем этой последней, в праздник
ее омовения, непотребными актерами публично распевалось
такое, что не подобало бы слушать не только матери
богов, но и матерям каких-нибудь сенаторов или вообще
каких-нибудь честных мужей, даже матерям самих этих
актеров. Есть в отношении к родителям некоторая чело-
веческая стыдливость, которой не может истребить даже
непотребство. Сами же актеры на домашних репетициях
стыдились исполнять перед своими матерями это гнусное
месиво из мерзких слов и действий; а публично, перед
матерью богов, в присутствии многочисленного собрания
людей обоего пола, исполняли. Если множество отовсюду
собравшегося народа приходило, привлеченное любопыт-
ством, на эти действа, оно должно было бы немедля уйти
в смущении, с оскорбленным чувством целомудрия. Что
после этого назовем святотатством, если это — священ-
нослужение, или что будет осквернением, если это —
омовение? И это называлось феркулами, точно совершалось
некое пиршество, на котором как бы питали нечестивых
демонов их же пищей. Ибо кто не понимает, какого рода
духи услаждаются подобными мерзостями? — разве что
тот, кто или совсем не знает, что существуют некоторые
нечестивые духи, обольщающие под именем богов, или
же проводит такую жизнь, в которой ждет милости и
страшится гнева этих духов более, чем милости и гнева
истинного Бога.
Глава V
Судьею в этом деле я никоим образом не желал бы
иметь кого-нибудь из тех, которые стараются скорее сами
услаждаться безнравственностью позорнейшего обычая, чем
бороться против нее, а хотел бы иметь в качестве такового
того же Сципиона Назику, который был объявлен сенатом
наилучшим из мужей и руками которого идол этого демона
был принят и перевезен в Рим. Пусть он скажет нам,
пожелал ли бы он, чтобы его мать оказала государству
* Т. е. Кибелы.
57