Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/589"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
45). Без всякого сомнения, он указывает этим на Христа,
Который уже воскрес из мертвых так, что после этого
совершенно не может умереть. Продолжая далее, он гово-
рит: "Но не духовное прежде, а душевное, потом духов-
* ное". Здесь он гораздо яснее дает понять, что под телом
душевным давал разуметь то, о котором написано, что
"первый человек Адам стал душею живущею"; под духов-
ным же то, о котором говорит: "А последний Адам есть
дух животворящий". Ибо по времени предшествует то тело
душевное, какое имел первый человек (хотя оно и не
умерло бы, если бы он не согрешил); какое имеем в
настоящее время и мы, но с природой настолько изме-
ненной и поврежденной, насколько совершилось это в
нем после того, как он согрешил (откуда и возникла для
него необходимость смерти); какое первоначально благо-
волил принять ради нас и Христос, хотя не по необ-
ходимости, а по Своей властной воле: потом уже следует
то тело духовное, какое уже предварило во Христе, как
в Главе нашей, но явится потом в членах Его при
последнем воскресении мертвых.
Далее апостол указывает новое, наиболее очевидное
различие между тем и другим человеком, говоря: "Первый
человек — из земли, перстный; второй человек — Господь
с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков
небесный, таковы и небесные; и как мы носили образ
перстного, будем носить и образ небесного" (I Кор. XV,
47 — 49). В данных словах апостол излагает это так, как
оно в настоящее время совершается в нас через таинство
возрождения; подобно тому, как в другом месте говорит:
"Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись"
(Гал. III, 27); на самом же деле это совершится тогда,
когда душевное в нас через рождение сделается духовным
через воскресение. Ибо, чтобы употребить его же слова,
"мы спасены в надежде" (Рим. VIII, 24). Облекаемся же
мы в образ перстного человека вследствие расположения
преступления и смерти, которую нам дало рождение; но
облекаемся в образ небесного человека по благодати по-
милования и жизни вечной. Это дается нам возрождени-
ем и только через Ходатая Бога, человека Иисуса Христа
587