Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/583"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
не имея уже чувства, поношению ни подвергалась. Они
желают тел, но не вследствие забвения, как полагал Пла-
тон; помня то, что обещано им Тем, Кто никого не
обманывает, Кто дал им уверенность даже в целости их
* волос (Лук. XXI, 18), они скорее с преданностью и
терпением ожидают воскресения тех самых тел, в которых
они претерпели много несчастий, но в которых не будут
более испытывать ничего подобного. Если они не питали
ненависти к плоти своей (Еф. V, 29) тогда, когда по
требованию духа обуздывали ее, не покорившуюся по своей
немощи разуму, то во сколько более любят ее теперь,
имеющую быть духовной? Ибо как дух, служащий плоти,
прилично называется плотским, так и плоть, служащая
духу, справедливо называется духовной, — не потому,
чтобы она превратилась в дух, как полагают некоторые
на основании написанного: "Сеется тело душевное, восстает
тело духовное" (1 Кор. XV, 44), но потому, что она с
величайшей и необычайной легкостью отдает себя в под-
чинение духу по безмятежному желанию неразрушимого
бессмертия, будучи освобожденной от всякого скорбного
чувства, всякой тленности и косности. Ибо она не будет
не только такой, какой бывает теперь даже при самом
лучшем состоянии здоровья, но даже и такой, какой была
в первых людях до грехопадения.
Хотя они и не умерли бы, если бы не согрешили, тем
не менее, как люди, они пользовались пищей, потому что
имели пока не духовные, а одушевленные земные тела.
Тела эти не одряхлели бы от старости и не приблизились
бы по необходимости к смерти (это состояние поддержива-
ла в них чудная благодать Божия в виде дерева жизни,
стоявшего посреди рая вместе с запрещенным деревом);
однако же, они принимали и другую пищу, кроме одного
дерева, которое было запрещено, — запрещено не потому,
что оно само по себе было злом, а ради внушения им
чистого и искреннего повиновения, которое составляет
великую добродетель в разумной твари, находящейся под
властью Творца и Господа. Ибо если касаются запрещен-
ного там, где нет никакого зла, то грех совершается
вследствие одного только непослушания. Итак, они имели
581