Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
всех отношениях самым блаженным бестелесное бытие,
опровергают это свое мнение, противореча самим себе.
Никто из них не решится людей мудрых, имеющих ли
то умереть, или уже умерших, т. е. или отрешившихся от
* тел, или имеющих отрешиться, поставить выше бессмер-
тных богов, которым у Платона верховный Бог обещает,
как великий дар, неразрушимую жизнь, т. е. вечное
общение со своими телами. Тот же Платон полагает, что
с людьми, если только они проводили эту жизнь благо-
честиво и справедливо, поступается прекрасно, что они,
по отделении от своих тел, принимаются в лоно богов,
никогда не оставляющих своих тел.
Лишенные памяти видят небесный свод сызнова
И снова желать начинают в тела возвратиться*.
Есть указания, что Вергилий заимствовал это из учения
Платона. Действительно, он полагал, что души умерших,
с одной стороны, не могут всегда пребывать в своих телах,
но отделяются от них вследствие неизбежной смерти, а с
другой — не могут быть вечно и без тел, но, как думал
он, беспрерывно и попеременно то делаются живыми из
умерших, то — умершими из живых; так что мудрые,
по-видимому, отличаются от прочих людей тем, что после
смерти переселяются на звезды, чтобы каждый в течение
некоторого времени покоился на соответствующей ему
звезде, и затем, позабыв о прежних бедствиях и побуж-
даемый желанием иметь тело, снова возвратился к чело-
веческим трудам и несчастьям; а те, которые прежде вели
неразумную жизнь, возвращаются, соответственно их за-
слугам, в сродные им тела людей или животных. Таким
образом, в это весьма тяжелое положение он ставит и
души добрые и мудрые, потому что и им не даны такие
тела, с которыми они могли бы жить вечно и бессмертно;
так что они не могут ни оставаться в телах, ни без них
пребывать в вечной чистоте.
* Virg. Aeneid. VI, 750, 751.