Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/577"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
ходимо умереть и таким образом возвратиться в неизменную
и вечную землю, из которой они взяты.
Но если бы кто-нибудь подобным же образом стал
утверждать это и относительно огня, и сказал, что должны
быть возвращены мировому огню и те тела, которые взяты
из него для сотворения небесных существ, то бессмертие,
которое таким богам обещал Платон как бы устами
верховного Бога, не окажется ли противоречащим этому
рассуждению? Или там не бывает этого потому, что этого
не хочет Бог, волю которого, как говорит Платон, не
может преодолеть никакая сила? Но в таком случае, что
может препятствовать Богу сделать то же самое и отно-
сительно земных тел, коль скоро Платон признает, что
Бог может сделать, чтобы и родившееся не умирало, и
соединенное не разрушалось, и взятое из элементов не
возвращалось им, и души, находящиеся в телах, никогда
не оставляли их, но вместе с ними пользовались бес-
смертием и вечным блаженством? Да и почему бы Он не
мог дать бессмертие хотя бы и земным тварям? Разве Бог
не настолько могущественен, насколько веруют христиане,
а настолько, насколько признают это платоники? Неужели
платоники могли познать совет Божий и Его могущество,
а пророки не могли? Скорее наоборот, пророков Божиих
Дух Его научил, насколько благоволил, возвещению воли
Его, а философов обольщало в познании ее человеческое
предположение.
Но все же они не должны были, не только по невеже-
ству, но главное — по упорству обольщаться настолько,
чтобы явно противоречить себе: с большими натяжками
стараться доказать, что душа, чтобы быть блаженной,
должна избегать не только земного, но и всякого тела; и
в то же время утверждать, что боги имеют души вполне
блаженные и, однако, соединенные с вечными телами,
что души богов небесных соединены с телами огненными,
а душа самого Юпитера, которого они считают этим
миром, заключена во всех вообще телесных стихиях, пос-
редством которых вся эта масса возвышается от земли до
неба. Ибо Платон полагает, что эта душа от внутренней
середины земли, которую геометры называют центром,
575