Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/575"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
лежат слова, переведенные на латинский язык Цицероном,
в которых он представляет верховного Бога обращающимся
к сотворенным им богам и говорящим так: "Вы, прои-
зошедшие от посева богов, обратите внимание на то, что
* рождено и сотворено Мною. Оно пребудет неразрушимым,
ибо такова Моя воля. Разумеется, все то, что составлено
из частей, может быть разрушено, однако доброму не-
свойственно желание разрушать то, что соединено разумно.
Хотя вы, как получившие начало, не можете быть бес-
смертными и неразрушимыми, однако же никоим образом
не разрушитесь и никакие судьбы не погубят вас посред-
ством смерти и не будут сильнее Моего решения, которое
составляет более крепкую связь для вашего вечного су-
ществования, чем те связи, которыми вы были соединены
при рождении"*. Таким образом, Платон представляет
богов хотя и смертными вследствие соединения души и
тела, но бессмертными по воле и решению сотворившего
их Бога. Итак, если для души служит наказанием быть
соединенной с каким-либо телом, то почему Бог, говоря
к опасающимся умереть, то есть отделиться от тела,
успокаивает их, обещая им бессмертие не в силу их
природы, которая сложна, а не проста, но по Своей
непреодолимой воле, по которой Он может сделать то,
чтобы рожденное не умирало и соединенное не разруша-
лось, но пребывало нетленным?
Справедливо ли это мнение Платона применительно к
звездам — это другой вопрос. Ибо из этого еще не
следует, что нужно согласиться с ним в том, что те
шаровидные или кругообразные тела, сияющие ночью над
землею, живут, имея свои собственные некоторого рода
души, и притом — души разумные и блаженные; что он
настойчиво утверждает и относительно всего мира, сос-
тавляющего как бы одно громадное животное, в котором
заключаются все прочие животные. Это, как я сказал,
другой вопрос, который мы не намерены теперь рас-
сматривать. Я признал нужным только привести указанные
слова против тех, которые тщеславятся тем, что они
* Платон. Тимей. 41Ь.
573