Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/567"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
ближаться (к смерти). Ибо не быстрее проводил время
тот, кто имел кратковременную жизнь, нежели тот, кто
прожил долго; но одинаковым образом и одинаковые
количества времени отнимались у обоих: просто один был
ближе, а другой — дальше от того, к чему оба они шли
с одинаковой скоростью. А одно дело пройти больший
путь, и совсем другое — идти медленнее. Кто проживает
до смерти большее количество времени, тот не медленнее
идет, а проходит большее количество пути. Затем, если с
того момента каждый начинает умирать, т. е. быть в смер-
ти, с которого в нем начинает действовать сама смерть,
т. е. уменьшение жизни, — потому что по окончании ее
путем уменьшения он будет уже после смерти, а не в
смерти, — то он находится в смерти, без сомнения, с
самого начала своего существования в этом теле. Ибо
именно это, а не что-либо иное производится каждым
днем, часом, минутой, пока вполне не совершится смерть,
которая переживалась, и не начнется уже время после
смерти, которое при умалении жизни было временем
смерти.
Итак, никогда человек не находится в жизни с того
момента, как он имеет тело, скорее умирающее, нежели
живущее, если не может находиться одновременно и в
жизни, и в смерти. Действительно, разве не находится он
скорее одновременно в жизни и в смерти, — в жизни,
которою он живет, пока не отнимется она вся, — в смер-
ти, которою он уже умирает, когда уменьшается жизнь?
Ибо если он не находится в жизни, то что будет умень-
шаться, пока не совершится полная утрата? А если он не
находится в смерти, то в чем состоит само уменьшение
жизни? Ибо когда жизнь совсем утрачена телом, то это
называется состоянием после смерти, потому что смерть
была тогда, когда уменьшалась жизнь. Если же при утрате
ее человек бывает не в смерти, но после смерти, то когда
он будет в смерти, если не тогда, когда происходит это
уменьшение жизни?