Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
бессмертие тела, то ослабела бы сама вера, которая тогда
бывает верою, когда с надеждой ожидают того, чего еще
не видит в действительности. Силою же веры и подвигом
веры, по крайней мере в прежние времена, побеждался
даже страх смерти, что особенно обнаружилось в святых
мучениках.
Подобный подвиг не имел бы, конечно, никакой пользы
и никакой славы, — потому что совсем не было бы и
самого подвига, — если бы после купели возрождения
святые уже не могли подвергаться телесной смерти. При
крещении же детей кто не стал бы прибегать к благодати
Христовой единственно ради того, чтобы отрешиться от
тела? Не только не испытывалась бы вера посредством
невидимой награды, но и не было бы самой веры, если
бы получали награду за свои дела тотчас после того, как
начали ее искать. Теперь же, по более великой и чудной
благодати Спасителя, кара феха обратилась на пользу
правды. И тогда было сказано человеку: умрешь, если
согрешишь; теперь же говорится мученику: умирай, чтобы
не согрешить. Тогда было сказано: если вы преступите
заповедь, то смертью умрете; теперь говорится: если отка-
жетесь от смерти, те преступите заповедь. Чего тогда
следовало бояться, чтобы не согрешить, то теперь нужно
принимать, чтобы не согрешить.
Таким образом, и само наказание пороков переходит
по неизреченному милосердию Божию в орудие доброде-
тели, и даже наказание грешника становится заслугою
праведного. Ибо тогда смерть была приобретена посред-
ством феха, а теперь посредством смерти совершается
правда. Но последнее — в святых мучениках, которым
мучители предлагали одно из двух: или оставить веру, или
подвергнуться смерти. Ибо праведные предпочитают за
веру подвергнуться тому, чему первые грешники под-
верглись за неверие. Если бы те не согрешили, то не
умерли бы; а эти софешат, если не умрут. Итак, те умерли
потому, что согрешили; эти не фешат потому, что умирают.
Вследствие вины первых это обратилось в наказание; а
вследствие того, что это было наказанием для них, оно
не обращается в вину: это не потому, что смерть, бывшая
559