Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава III
Но возникает вопрос, который не следует обходить:
действительно ли смерть, посредством которой разлуча-
ются душа и тело, служит добром для добрых? Ведь если
так, то как можно утверждать, что она есть наказание за
грех? Ибо первые люди, конечно, не подверглись бы ей,
если бы не согрешили. Каким же образом она могла бы
быть добром для добрых, если подвергнуться ей могли
только злые? Притом, если подвергнуться ей могли только
злые, то для добрых бы не должно было быть не только
доброй смерти, но и никакой. Зачем как-либо наказывать
тех, в которых нет ничего достойного наказания? Поэто-
му следует признать, что хотя первые люди были сотворе-
ны так, что если бы они не согрешили, не испытали бы
никакого рода смерти; тем не менее, сделавшись первы-
ми грешниками, были наказаны смертью так, что и все
происшедшее от них потомство подверглось тому же на-
казанию. Но родиться от них могло иное, чем были они
сами. Ибо сообразно с важностью этой вины осуждение
изменило природу к худшему так, что бывшее прежде в
первых согрешивших людях наказанием, стало являться в
прочих людях, при их рождении, как естественное след-
ствие.
Человек от человека происходит не так, как произо-
шел человек из праха. Прах был веществом для создания
человека, а человек, рождая, бывает отцом для человека.
Тело не то же, что земля, хотя тело создано из земли; а
человек, как он бывает отцом человека, так бывает и по-
томком человека же. Так как от первого человека через
женщину должен был произойти весь род человеческий
после того, как эта супружеская чета уже получила бо-
жественный приговор о своем осуждении, то чем человек
сделался, — не при своем сотворении, но когда согрешил
и был наказан, — то самое он и родил, насколько это
касается именно происхождения греха и смерти. За грех
или в наказание человек был низведен до младенческого
слабоумия или до такой душевной и телесной немощи,
которую мы наблюдаем в детях. Богу было угодно, чтобы
557