Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
что для них возможно. Но творение и образование всех
природ, от которого зависит то, что они во всех отношениях
суть природы, я приписываю, хотя бы и при их содействии,
тому Богу, Которому и сами они считают себя обязанными
приносить благодарение за свое бытие.
Таким образом, мы не только земледельцев не считаем
творцами каких-либо плодов, так как читаем: "Насаж-
дающий и поливающий есть ничто, а все Бог возраща-
ющий" (I Кор. III, 7), но и саму землю, хотя она и
кажется плодородною матерью всего, выводя наружу всхо-
дящие семена и укрепляя коренья, ибо читаем: "Бог дает
ему тело, как хочет, и каждому семени свое тело" (I Кор.
XV, 38). Таким же образом мы не считаем себя вправе
и женщину считать создательницей своего плода, а назы-
ваем Создателем его Того, Кто сказал одному из рабов
Своих: "Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я
познал тебя" (Иер. I, 5). И хотя душа беременной может
как бы облекать плод в некоторые качества, подобно тому,
как сделал Иаков посредством пестрых прутьев, чтобы
рождался скот пестрого цвета (Быт. XXX, 37 — 39), однако
она не производит рождаемую природу, как не произвела
и себя саму.
Итак, какие бы телесные или растительные причины
ни имели места при рождении тварей через действия
ангелов ли, или людей, или каких-либо животных, какие
бы желания или душевные движения матери ни были в
состоянии отпечатлеваться в чертах зародышей, сами при-
роды, которые являются с теми или иными свойствами
и качествами по роду своему, производит высочайший
Бог, Чье сокровенное могущество, проникая все своим
неоскверняемым присутствием, дает бытие всему, что так
или иначе имеет бытие. Ибо без Его творчества оно не
только не было бы таким или другим, но и не было бы
вовсе. Поэтому, если на основании того вида, который
художник придает извне телесным предметам, мы говорим,
что Рим или Александрия имели своими строителями не
архитекторов и рабочих, а царей, по воле, решению и
распоряжению которых они были построены, а именно:
первый — Ромулом, а второй — Александром, то тем
551