Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/548"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
утверждать, будто божество не может творить вещей новых,
не для него, а для мира, — таких, которых никогда
прежде не творило, но которые никогда не были для него
непредусмотренными?
Скажут, что хотя освобожденные души и не возвратятся
к злополучию, тем не менее, когда это* бывает, в мире
не совершается ничего нового: потому что постоянно то
одни, то другие освобождались, освобождаются и будут
освобождаться постоянно. Но если это так, то они должны
по крайней мере допустить, что творятся новые души, с
которыми бывает новое злополучие и новое освобождение.
Если же признают их не новыми, но от вечности сущес-
твующими, из коих ежедневно образуются новые люди,
от тела которых эти души, при мудрой жизни, освобож-
даются так, что никогда не возвращаются к несчастьям,
то непременно должны будут допустить бесконечное их
множество. Ибо как бы велико ни было конечное число
душ, оно не могло бы быть достаточным для прошедших
бесконечных веков, чтобы из него постоянно происходили
люди, души которых всегда освобождались бы от этой
смертности с тем, чтобы никогда потом не возвращаться
к ней. А в таком случае они решительно не будут в
состоянии объяснить, каким образом оказывается беско-
нечное число душ в ряду тех тварей, которые для того,
чтобы быть известными Богу, признаются ими конечными.
Итак, поелику упомянутые круговращения, в которых
душа представлялась по необходимости имеющей возвра-
щаться к одним и тем же несчастьям, нами опровергнуты,
то ничего не остается более приличного для благочестия,
как верить, что для Бога нет невозможности вновь произ-
водить то, чего Он никогда не производил, и в силу
неизреченного предведения иметь неизменяемую волю. Что
же касается, далее, того, может ли постоянно увеличиваться
число душ освобожденных и не имеющих более возвра-
щаться к злополучиям, это пусть решат сами те, которые
с такой тонкостью рассуждают об ограничении бесконеч-
ности вещей; мы же сделаем свой вывод из обоих воз-
можных решений. Если может, то на каком основании
утверждают, будто не могут быть сотворены вещи, которые
546