Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
к Отцу, уже ничему подобному не подвергалась, то во
сколько раз более должны мы отвращаться и удаляться
от этой лжи, враждебной христианской вере? После же
того, как эти кругообращения опровергнуты и ложь их
доказана, никакая необходимость не вынуждает нас думать,
будто нет начала времени, с которого появился род че-
ловеческий, так как-де вследствие каких-то кругообраще-
ний нет якобы в вещах ничего нового, чего бы не было
прежде в определенные периоды времен и чего не имело
бы быть впоследствии. Ибо если душа освобождается затем,
чтобы никогда не возвращаться к несчастьям, как никогда
она не освобождалась прежде, то с нею совершается нечто
такое, чего никогда прежде не было и что весьма велико,
то есть представляет собою никогда не прекращающееся
вечное блаженство. Если же такая новизна, не повторяв-
шаяся и не имеющая повторяться ни в каком кругообра-
щении, бывает в бессмертной природе, то на каком
основании утверждают, что она не может быть в вещах
смертных?
Скажут, что для души блаженство не новость, потому
что она возвращается к Тому, в Котором была всегда; в
таком случае новость — это само освобождение, потому
что она освобождается от злополучия, в котором никогда
прежде не была, и новость само это злополучие, которого
никогда не было прежде. Если эта новизна не входит в
порядок вещей, управляемых божественным провидением,
а скорее происходит случайно, то где в таком случае эти
определенные и правильные кругообращения, в которых
не бывает ничего нового, но повторяется то же, что было
и прежде? А если эта новизна не исключается из порядка
вещей, управляемых божественным провидением, то посы-
лается ли душа, или она ниспала, во всяком случае может
быть нечто новое, чего не было прежде, но что, однако
же, не чуждо порядку вещей. И если душа по неблаго-
разумию могла причинить себе новое несчастье, которое
не было непредвиденным божественным провидением, так
что оно могло включить это несчастье в порядок вещей
и не непредвиденно освободить от него душу, то с каким
безрассудством человеческой суетности мы осмеливаемся
545