Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
самом деле, не ослабеет и не охладится любовь к Богу,
когда он представит себе, что по необходимости должен
будет оставить Его и станет держаться образа мыслей
противного Его истине и мудрости, и притом в такое
время, когда, достигнув блаженства, достигнет, по мере
своих способностей, полного познания*Его? Никто не
может искренне любить и человека-друга, если будет знать,
что тот сделается его врагом. Нет, неправда то, чем нам
угрожают, — будто истинные несчастья будут продолжаться
без конца, и только часто и также без конца прерываться
промежутками мнимого блаженства. Ибо что лживее и
обманчивее этого блаженства, когда мы и при таком свете
истины не будем знать о будущем бедствии; тогда более
сведущею будет наша настоящая злополучность, йри ко-
торой мы знаем о будущем блаженстве. Если же там не
будет сокрыто от нас грозящее бедствие, то более блаженно
проводит душа злополучные времена, по прошествии ко-
торых она достигнет блаженства, нежели блаженные, по
окончании которых она возвратится к злополучию. Таким
образом, ожидание нашего несчастья бывает счастливо, а
ожидание счастья — несчастно. И выходит, что так как
здесь мы терпим настоящие бедствия, а там боимся
предстоящих, то скорее мы можем быть постоянно не-
счастными, нежели когда-либо блаженными.
Но поелику это ложно, как гласит благочестие и
доказывает истина (ибо она неложно обещает нам истинное
блаженство, которое будет обеспечено навсегда и не будет
прервано никаким несчастьем), то мы, следуя прямому
пути, которым служит для нас Христос, направим, с
помощью этого Вождя и Спасителя, свою веру и ум в
сторону от суетного и безрассудного круговращения не-
честивых. Если платоник Порфирий не захотел последовать
мнению своих об этих кругообращениях и непрерывных
попеременных нисхождениях и возвращениях душ, и либо
по убеждению в ложности самого мнения, либо же прини-
мая во внимание христианские времена, предпочел сказать
то, о чем я упоминал в десятой книге, а именно: что
душа посылается в мир для познания зла, чтобы, очис-
тившись и освободившись от него, она, когда возвратится
544