Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/545"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
блаженными созерцанием бестелесного света через участие
в неизменном бессмертии Того, к достижению Которого
горим любовью, только для того, чтобы потом по необ-
ходимости лишиться Его, и лишившись, и низвергнувшись
из этой вечности, истины и счастья, подверглись адской
смертности, позорному безрассудству и гнусным злопо-
лучиям, в которых Бога оставляют, истину ненавидят,
блаженство полагают в гнусном непотребстве; и чтобы это
в одном и том же виде повторялось бесконечное число
раз прежде и повторялось бесконечное число раз после в
известные периоды прошлых и будущих веков? И все это
только ради того, чтобы этими определенными кругооб-
ращениями, в которых все постоянно то проходит, то
снова возвращается, через наше мнимое блаженство и
истинное злополучие, хотя и чередующиеся, но вследствие
беспрестанной смены одного другим — всегдашние, сде-
лались известными Богу дела Его; потому что Он якобы
не может ни почить от дел, ни исследовать Своим ведением
бесконечное! Кто может слушать подобные вещи? Кто
этому поверит? Кто это допустит? Если бы это было
справедливо, то не только благоразумнее было бы молчать
об этом, но даже было бы (выражу свою мысль, как могу)
ученее не знать этого. Если там мы будем блаженными
потому, что не будем этого понимать, то зачем нам здесь
через знание этого еще более увеличивать наше злополу-
чие? А если там мы по необходимости должны будем
знать об этом, то пусть не будем знать по крайней мере
здесь, чтобы более счастливым было здесь ожидание,
нежели там — достижение высшего Блага: по крайней
мере здесь ожидается имеющая последовать вечная жизнь,
а там познается хотя и блаженная жизнь, но не вечная,
а долженствующая некогда быть утраченной.
Говорят, что никто не может достигнуть этого блажен-
ства, если изучением настоящей жизни не уяснит для себя
этих кругообращений, в которых блаженство и несчастье
попеременно следуют одно за другим. Но в таком случае
каким образом они утверждают, что чем более кто любит
Бога, тем легче достигнет блаженства, — они, которые
учат тому, что ослабляет эту самую любовь? У кого, в
543