Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
волю; но одною и тою же вечной и неизменяемой волей
Он создал то, чтобы созданные Им вещи не были прежде,
пока они не были, и чтобы были потом, когда они начали
быть. Через это Он удивительным образом показал могущим
видеть, что Он не имел нужды в тварях, но создал их
по единой благости, так как и без них Он пребывал в
безначальной вечности не менее блаженным.
Глава XVIII
Что же касается другого их мнения, согласно которому
бесконечное не может быть объято даже божественным
видением, то им остается дерзнуть утверждать, что Бог не
знает всех чисел, и погрузиться, таким образом, и в эту
бездну глубокого нечестия. Всем известно, что числа бес-
конечны, потому что какое бы число ты не признал их
завершением, оно не только может увеличиться через
прибавление другого числа, но как бы велико ни было и
какое бы большое количество ни обнимало в самом счете
и в науке счисления, не только может удваиваться, но
даже умножаться. Но всякое число ограничивается своими
свойствами и никакое из них не может быть равным
какому-либо другому. Таким образом, они не равны одно
другому и различны, каждое из них в отдельности, конечно,
но все вместе — бесконечны.
Итак, неужели Бог не знает всех чисел вследствие их
бесконечности и неужели ведение Божие простирается
лишь на некоторую сумму, а остальные числа не знает?
Кто даже из самых безрассудных людей скажет это? Но
не решатся презирать числа и признавать их не подле-
жащими божественному ведению те, для которых имеет
значение авторитет Платона, внушающего, что Бог на
основании чисел сотворил мир; да и у нас читается о
Боге, что Он расположил все мерою, числом и весом
(Прем. XI, 21). О Нем говорит и пророк: "Кто выводит
воинство их счетом?" (Ис. XL, 26); и Спаситель в Еванге-
лии говорит: "У вас же и волосы на голове все сочтены"
(Мф. X, 30). Итак, мы не должны сомневаться в том,
540