Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
ратить наше простое благочестие с прямого пути, чтобы
мы блуждали с ними окрест, то их должна осмеять вера.
Но при помощи Господа Бога нашего здравый ум разрывает
эти вращающиеся круги, измышленные воображением. Гла-
вным образом они заблуждаются и предпочитают ходить
ложным окольным путем, а не истинным и прямым,
потому, что измеряют своим человеческим изменяемым и
ограниченным умом ум божественный, совершенно неиз-
меняемый, объемлющий всякую бесконечность и исчис-
ляющий все бесчисленное без чередования мыслей. С
ними происходит то, что говорит апостол: "Они измеряют
себя самими собою и сравнивают себя с собою неразумно"
(II Кор. X, 12). Когда им приходит на ум сделать что-либо
новое, они делают это по новому решению (потому что
имеют изменяемый ум); так и Бога, Которого они не
могут постигнуть, а представляют вместо Него самих себя,
они сравнивают не Его с Ним же, а самих себя, и не с
Ним, но с собою. Нам же неприлично думать, что в
одном расположении находится Бог, когда Он покоится,
и в другом, когда действует; потому что о Нем нельзя
сказать даже того, чтобы Он был в том или ином
расположении, как-будто бы в Его природе может проис-
ходить нечто такое, чего не было прежде. Ибо кто имеет
то или другое расположение, тот, очевидно, испытывает
известное состояние, а все то, что испытывает подобное,
изменяемо.
Итак, с мыслью о Его покое не должна соединяться
мысль о праздности, лености и бездействии, равно как с
мыслью о деятельности Его не должна соединяться мысль
о труде, напряжении и старании. Он может действовать,
покоясь, и покоиться, действуя. Он может совершать новое
дело не по новому, но по вечному намерению; и не по
раскаянию в прежнем неделании Он начинает делать то,
чего прежде не делал. Но если прежде покоился, а потом
стал делать (я не знаю, как это может быть понято
человеком), то, без сомнения, называемое "прежде" и
"потом" было по отношению к вещам прежде не бывшим
и потом явившимся. В Нем же последующая воля не
изменила и не уничтожила предшествующую, как другую
539