Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/540"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
умным признается тот, согласно которому утверждают, что
ничто неопределенное не может быть постигнуто никаким
знанием, а потому, говорят, Бог имеет у Себя все конеч-
ные основания всех конечных вещей, сознаваемых Им.
Благость же Его ни в какое время не должна представ-
ляться праздною так, чтобы Его действи^, которому пред-
шествовало вечное неделание, казалось временным, как-
будто бы Бог вследствие раскаяния в своей прежней
безначальной бездеятельности приступил к творению. По-
этому, говорят, необходимо должно повторяться постоян-
но одно и то же, и постоянно проходить, чтобы снова
повториться или при постоянном пребывании изменяю-
щегося мира, который всегда был, однако был создан без
начала времени, или при постоянно повторяющемся и
долженствующем постоянно повторяться создании и раз-
рушении его в известные моменты. А иначе-де, признавая
Бога когда-либо в первый раз начавшим Свое творение,
мы придем к мысли, что Он некоторым образом осудил
Свою прежнюю бездеятельность как праздную и леностную
и вследствие этого Ему неугодную, и потому изменил ее.
Если же представлять, что Он всегда творил хотя временное,
но то одно, то другое, и таким образом дошел, наконец,
до творения человека, которого никогда прежде не творил,
то окажется, что не в силу знания, которым, как они
думают, не может быть охвачено что-либо неопределенное,
а как бы по внушению минуты, — как пришло на ум,
по какому-то случайному непостоянству, — Он создал то,
что создал. Затем, говорят, если допустить те кругообра-
щения, в которые, — при пребывании ли мира, или же
при включении и им своих повторяющихся происхождений
и разрушений в эти кругообращения, — повторяются одни
и те же временные явления; то не приписывается Богу
ни бездеятельный, и притом столь продолжительный и
безначальный покой, ни непредвиденная случайность Его
дел. Ибо если бы не повторялось одно и то же, то
бесконечное не могло бы быть объято в своем разнообразии
никаким Его знанием или предвидением.
Если бы разум и не был в состоянии опровергнуть
этих доказательств, которыми нечестивые стараются сов-
538