Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
которой всегда был Тот, Кто всегда есть Господь и всегда
был Господом, но в одно время — одна, в другое —
другая, чтобы какую-либо из них не назвать нам совечной
Творцу: то грозит нелепый и чуждый свету истины вывод,
что тварь то в те, то в другие времена, одна исчезая, а
другая появляясь вместо нее, всегда фыла смертной, а
бессмертной начала быть только тогда, когда настал наш
век, в который сотворены и ангелы, если действительно
их обозначает оный первозданный свет или, скорее, то
небо, о котором сказано: "В начале сотворил Бог небо и
землю" (Быт. I, 1); хотя их не было прежде, чем они
были сотворены, чтобы кто-либо не подумал, что они
совечны Богу, если они, как бессмертные, будут признаны
бывшими всегда. Если же скажу, что ангелы были сотво-
рены не во времени, но были прежде всех времен и
Господом их всегда был Бог, всегда бывший Господом;
то меня могут спросить: "Если они сотворены прежде
всех времен, то могли ли всегда быть те, которые были
сотворены?"
На это, пожалуй, может быть такой ответ: "Каким
образом они могли быть не всегда, когда то, что бывает
во всякое время, вполне сообразно называется всегда
существующим?" А они настолько были во всякое время,
что даже были сотворены прежде всех времен (это, впрочем,
справедливо в том случае, если от неба начались времена,
а ангелы уже были прежде неба). Но если время началось
не от неба, но было и прежде неба, хотя не состояло из
часов, дней, месяцев и годов (ибо эти измерения прост-
ранства времени, обыкновенно и в собственном смысле
называемые временами, начались с движения небесных
светил, почему и Бог при творении их сказал: "Да будут
светила на тверди небесной, для отделения дня от ночи,
и для знамений, и времен, и дней, и годов" (Быт. I, 14)),
а обнаруживалось в некотором изменяющемся движении,
в котором одно приходило раньше, другое позже, потому
что не могло быть вместе; если, следовательно, прежде
неба в ангельских движениях происходило нечто подобное
и потому уже было временем, и ангелы с того момента,
как были сотворены, имели движение во времени: то и
534