Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
нечестивые" (Пс. XI, 9), как-будто бы ему (Давиду)
говорили: "Чему это ты веруешь, каких держишься мыс-
лей и мнений? Разве можно думать, что Бог внезапно
восхотел создать человека, которого никогда прежде в бес-
конечной вечности не создавал, — Бог, с Которым не
может случиться ничего нового, в Котором нет ничего
изменяемого?", — непосредственно затем отвечает, обра-
щая речь к самому Богу: "Когда ничтожные из сынов че-
ловеческих возвысились"* (Пс. XI, 9). Пусть, говорит, лю-
ди думают, что хотят; пусть воображают, что им угодно;
пусть ведут, как им угодно, свои рассуждения. "По высоте
Твоей", которую никто из людей не может постигнуть,
"возвысил Ты сынов человеческих". Это чрезвычайная вы-
сота, что Бог был вечно, что в первый раз восхотел создать
человека, которого никогда прежде не создавал, с неко-
торого времени, и что не изменил при этом Своего сове-
та и воли.
Глава XV
Я не дерзаю сказать, что Господь Бог некогда не был
Господом. Не могу сомневаться я и в том, что человека
никогда прежде не было, что человек был сотворен в
первый раз в некоторый момент времени. Но когда
размышляю о том, какой же вещи Господь всегда был
Господом, если не всегда была тварь, — боюсь сказать
что-нибудь утвердительным образом. Обращаюсь я к себе
самому и вспоминаю сказанное о том, что нет человека,
способного познать совет Божий, помыслить, чего хочет
Бог; ибо помыслы смертных боязливы, мнения обманчи-
вы, тленное же тело отягощает душу и земное жилище
обременяет многозаботливый ум (Прем. IX, 13 — 15).
Итак, если я скажу, что из этого многого (потому, без
сомнения, многого, что я не могу найти того, что одно
из этого или кроме этого, о чем я, может быть, и не
помышляю, действительно истинно), о чем я размыш-
ляю в этом земном жилище, всегда была тварь, Господом
* У Августина: "По высоте Твоей возвысил Ты сынов челове-
ческих1'.
533