Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/532"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
отнятии малых частиц уничтожается; и если отнимать их
не раз и не два или еще чаще, а постоянно: что из этого
выйдет, коль скоро никогда нельзя дойти до начала,
которого совершенно нет? Поэтому, о чем мы теперь, по
истечении пяти с лишком тысяч лет, спрашиваем, о том
же с любопытством могут спрашивать м потомки через
шестьсот тысяч лет, если на столько времени продлится
жизнь смертных людей, — то рождающихся, то умираю-
щих, — и их невежественная немощь. Могли поднимать
этот вопрос и те, которые жили прежде нас. Мог, наконец,
и сам первый человек или на другой день после своего
создания, или в тот же день спрашивать, почему он не
был создан ранее. Но если бы он был создан ранее, этот
спор о начале временных вещей имел бы те же самые
основания и прежде, и теперь, и впоследствии.
Глава XIII
Философы этого мира полагали, что можно или долж-
но решить этот спор не иначе, как допустив кругообра-
щения времен, в которые одно и то же постоянно возоб-
новляется и повторяется в природе вещей, и утверждали,
что и впоследствии беспрерывно будут совершаться кру-
гообращения наступающих и проходящих веков, будут ли
это кругообращения в мире постоянно пребывающем, или
он, возрождаясь и погибая через известные промежутки,
будет всегда представлять в виде нового то, что уже прежде
было и что будет опять. Это — насмешка над бессмертной
душою, и вывести ее из унизительного состояния даже в
том случае, если она достигла мудрости, они решительно
не могут: потому что она постоянно стремится к мнимому
блаженству, но беспрестанно возвращается к истинному
несчастью. Ибо как можно назвать истинным то блажен-
ство, на вечность которого никогда нельзя надеяться,
потому что душа или по крайнему невежеству не знает,
что ей в действительности угрожает несчастье, или не-
счастнейшим образом страшится его при обладании бла-
женством? А если она никогда потом не возвратится к
530