Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
свидетельству наших писаний был сотворен человек, то
пусть примут во внимание, что ничто не долговременно,
что имеет какой-нибудь последний предел, и что все
определенные пространства веков, если сравнить их с
беспредельной вечностью, должны считаться не малыми,
а равными нулю. Поэтому, если бы мы сказали, что с
того времени, как Бог создал человека, прошло не пять
или шесть, а шестьдесят или шестьсот тысяч, шесть или
шестьдесят миллионов лет; или стали бы увеличивать эту
сумму во столько раз, что не нашли бы и названия для
обозначения количества лет со времени создания Богом
человека; то и тогда можно было бы спросить: почему
Бог не создал его раньше? Безначально-вечный покой
Божий, предшествовавший сотворению человека, таков,
что если сравнить с ним какое бы то ни было громадное
и невыразимое словами количество веков, имеющее, одна-
ко, известные пределы, которыми оно ограничивается,
сравнение не будет соответствовать даже сравнению ма-
лейшей капли воды с совокупностью вод всех морей и
океанов.
Пусть первый из этих двух предметов крайне мал, а
другой чрезвычайно велик; но оба они имеют границы.
То же количество времени, которое имеет какое-либо
начало и ограничивается каким-либо пределом, сколько
бы мы ни увеличивали его, в сравнении с тем, что не
имеет начала, должно почитаться самым малейшим или,
вернее, ничтожным. Если от этого времени, уменьшая его
число, хотя бы и такое громадное, что для него нет даже
названия, мы отнимали бы одну за другою самые малей-
шие частицы, ведя исчисление назад к его началу, подоб-
но тому, как при отнятии дней человека, начиная с того
дня, в который он теперь живет, до того, в который он
родился, — уменьшение это когда-нибудь дойдет до на-
чала. Но если от пространства, не имеющего начала,
отнимать одно за другим, ведя исчисление назад, — не
говорю небольшие количества, состоящие из часов, месяцев,
лет, — но и такие громадные пространства, какие обнимает
та сумма веков, которая не может быть исчислена ника-
кими математиками, но которая, однако, при постепенном
529