Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/526"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
той же доброй воле, а те, отступив от нее, изменились
именно вследствие злой воли, уклонившись этим самым
от доброй, от которой, конечно, не уклонились бы, если
бы не захотели.
Если же добрые ангелы были прежде без доброй воли
и сами создали ее в себе без божественного содействия,
то это значило бы, что сами они сделали себя лучшими,
нежели какими их создал Бог. Да не будет. Ибо какими
они были без доброй воли, если не злыми? Или, если
они не были злыми по причине того, что не было в них
злой воли (потому что они не могли отступить от той.
которую еще не начали иметь), то во всяком случае они
еще не были такими столь добрыми, какими начали быть,
когда стали иметь добрую волю. Или, если они не могли
сделать себя самих лучшими, нежели какими создал их
Тот, лучше Которого никто не может что-либо сделать;
то, конечно, только при содействующей помощи Творца
они могли иметь и добрую волю, чтобы быть через нее
лучшими. И так как их добрая воля сделала то, что они
стали обращаться не к себе самим, имеющим в меньшей
мере бытие, а к Тому, Кто обладает высочайшим бытием,
и, привязываясь к нему, стали получать в большей мере
бытие и через причастность Ему жить мудро и блаженно:
то что другое обнаруживается из этого, как не то, что
всякая добрая воля была бы недостаточной, оставаясь при
одном только желании, если бы Тот, Кто, создав из ничего
добрую природу, способную к восприятию Его, не сделал
ее через восполнение Собою лучшею, предварительно воз-
будив в ней к Себе горячее стремление?
Следует рассмотреть и следующее: если добрые ангелы
сами создали в себе добрую волю, то создали ли ее
какою-либо волей, или безо всякой воли? Если без воли,
то вовсе ее не создали. А если какою-либо волей, то злой
или доброй? Если злой, то как злая воля могла произвести
волю добрую? Если доброй, то они уже имели ее. А кто
создал эту последнюю, если не Тот, Кто сотворил их с
доброю волей, т. е. с чистой любовью, которою они могли
бы влечься к Нему, — создал, творя их природу и даруя
им вместе с тем благодать? Таким образом, следует верить,
524