Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/524"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
не в проявлении, а по отсутствию проявления, то, если
так можно выразиться, познается некоторым образом через
незнание, чтобы сознательно не зналось. Ибо когда взор
и телесного ока пробегает по телесным образам, то видит
мрак только там, где перестает что-либо видеть*. Так же
точно и ощущение безмолвия составляет ^принадлежность
слуха, хотя и чувствуется не иначе, как отсутствием слуха.
Равным образом и духовные проявления, хотя наш ум
мысленно и созерцает, но где их нет, там мы учимся
через незнание**. Ибо "кто усмотрит погрешности свои"
(Пс. XVIII, 13)?
Глава VIII
Что я твердо знаю, так это то, что божественная
природа никогда, нигде и ни в каком отношении не может
иметь убыли; а то, что создано из ничего, может убывать.
Однако, коль скоро последнее в большей мере обладает
бытием и делает добро (ибо только в этом случае оно
делает нечто), то имеет производящие причины; а коль
скоро оно уклоняется и потому делает зло (ибо что в
таком случае оно делает, кроме суетного?), то имеет
причины уничтожающие. Знаю также, что в том, в ком
бывает злая воля, в том бывает то, чего не было бы, если
бы он того не пожелал; а потому и справедливому нака-
занию подвергаются не необходимые, а произвольные
уклонения. Ибо уклонения, уклонения не ко злу, но —
злые уклонения; т. е. не к злым природам, а злые потому,
что происходят вопреки порядку природ от высочайшего
* "Так бывает, когда глаз, дабы узреть тьму, отвращается от
света: при свете тьма была для него невидима, но и без света он
ничего не может видеть; единственно, что он может без света —
это не-видеть, и вот это-то не-виденье и оказывается для него
видением тьмы". Плотин. Эннеады. "О природе и источнике зла"
(I, 8, 9).
** Т. е. учимся не знать то, что "воспринимается вне ощу-
щения, посредством некоего незаконного (ублюдочного) умозаклю-
чения, и поверить в него почти невозможно". Платон. Тимей.
522