Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
от обладающего высочайшим бытием, они обратились к
самим себе, не имеющим высшего бытия. А как назвать
этот порок, как не гордыней? Ибо начало греха — гордыня
(Сир. X, 15). Они не захотели сохранить у Него силу
свою (Пс. LVIII, 10); и вот, вместо того, чтобы в большей
мере иметь бытие, если бы они были преданы Ему,
обладающему высочайшим бытием, они, предпочитая Ему
себя, предпочли то, что обладает бытием в меньшей мере.
Вот что составляет первое умаление, первое оскудение и
первый порок той природы, которая сотворена так, что
хотя не имеет высочайшего бытия, однако для приобре-
тения блаженства могла пользоваться имеющим высочай-
шее бытие. Отвратившись же от последнего, она хотя и
не превратилась в ничто, но стала иметь бытие в меньшей
мере, почему и сделалась несчастной.
Если же начать доискиваться причины, по которой
произошла злая воля, то не найдется ни одной. Ибо что
делает волю злой, когда она же и совершает злое дело?
Злая воля служит причиной злых деяний, причин же для
злой воли не существует. Ибо, если бы таковая сущест-
вовала, она или имела бы какую-либо волю, или нет.
Если бы имела, то имела бы или добрую, или злую; если
добрую, то как бы произвела злую? Ведь в этом бы случае
добрая воля была бы причиною греха, что нелепо. Если
же производящее злую волю само имеет злую волю, то
что тогда произвело эту последнюю? В чем же тогда
причина первой злой воли? Ведь не может же первая злая
воля быть произведена другою злою волею, которая пред-
шествовала бы первой. Если ответят, что она ничем не
была произведена, ибо существовала всегда, то спрошу: в
какой природе? Если ни в какой, то ее не было вовсе,
а если в какой-то, то портила и разрушала ее, причиняла
вред и лишала добра. Поэтому злая воля не могла быть
в злой природе, но только в доброй, причем в изменяемой,
ибо только изменяемой и может вредить порок. Ибо, если
бы не вредил, то и не был бы пороком, а значит и нельзя
было бы сказать, что речь идет о злой воле. Далее, если
он вредил, то вредил, конечно, путем лишения или ума-
ления добра. Следовательно, злая воля не могла быть
519
18 3ак. 3597