Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/517"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
древние латинские авторы, но уже употребительным в
наши времена, чтобы и наш язык имел то, что греки
называют ооспа. Ибо это слово в буквальном переводе
значит сущность. Поэтому той природе, которая имеет
высочайшее бытие и которою создано все существующее,
противна только та природа, которая не имеет бытия.
Существующему противоположно несуществующее. Поэто-
му и Богу, высочайшей сущности и Творцу всех и всякого
рода сущностей, не противна никакая сущность.
Глава III
Врагами же Божиими называются в Писаниях те, ко-
торые не по природе, а вследствие пороков противятся
Его власти, не будучи в силах вредить Ему, но нанося
вред себе. Они враги по желанию сопротивления, а не
по силе делать вред; потому что Бог неизменяем и нетленен.
Поэтому порок, по которому противятся Богу те, которые
называются Его врагами, составляет зло не для Бога, а
для них самих. И это не почему-либо другому, а только
потому, что он портит в них природное благо. Таким
образом, не природа противна Богу, а порок. Ибо то, что
составляет зло, противно добру. А кто станет отрицать,
что Бог есть высочайшее Благо? Итак, порок противен
Богу, как противно зло добру. Затем, и та природа, которую
портит порок, есть добро; поэтому нет сомнения — он
противен и этому добру; но Богу он противен лишь как
зло добру; а для природы, которую портит, он не только
зло, но и вредное зло. Ибо никакое зло не может быть
вредным для Бога; но оно вредно для природ изменяемых
и тленных, но вместе с тем —добрых, как это доказывается
присутствием самих пороков. Ибо, не будь они добрыми,
им не могли бы вредить пороки. А в чем заключается
вред, причиняемый им пороками, как не в том, что пороки
отнимают у них чистоту, красоту, здоровье, добродетель
и все те блага природы, которые обыкновенно от порока
исчезают или умаляются? Не будь их совсем, отнятием
блага порок не наносил бы вреда, и потому не был бы
515