Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/510"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
над водою" (Быт. I, 2). Итак, пусть каждый понимает,
как хочет. Вопрос столь глубок, что может для упражнения
читателей, не уклоняющихся от правила веры, вызывать
различные решения. Пусть только никто не подвергает
сомнению, что существуют в небесах святые ангелы, хотя
и не совечные Богу, тем не менее — непоколебимые и
твердые в своем вечном и истинном блаженстве. Уча, что
к обществу их принадлежат дети Его, Господь не только
говорит: "Как Ангелы Божий на небесах" (Мф. XXII, 30),
но и показывает, каким созерцанием наслаждаются сами
ангелы, говоря: "Говорю вам, что Ангелы их на небесах
всегда видят лице Отца Моего Небесного" (Мф. XVIII,
10).
Глава XXXIII
Апостол Петр яснейшим образом показывает, что не-
которые ангелы согрешили и низвергнуты в преисподнюю
мира сего, служащего для них своего рода темницей до
будущего последнего осуждения их в день суда, когда
говорит, что Бог "ангелов согрешивших не пощадил, но,
связав узами адского мрака, предал блюсти на суд для
наказания" (II Пет. II, 4). Кто может сомневаться, что
Бог или в Своем предвидении, или самим делом положил
разделение между этими и другими ангелами? Кто станет
возражать против того, что последние справедливо назы-
ваются светом, когда даже мы, еще, живущие в вере и
еще надеющиеся на равенство с ними, но не достигшие
его, названы апостолом светом: "Вы были некогда тьма,
а теперь — свет в Господе" (Еф. V, 8)? А тьмою с
полною ясностью называются падшие ангелы, — это
хорошо знают те, которые понимают или верят, что они
хуже неверных людей. Пусть в известном месте этой книги,
где читаем: "Да будет свет. И стал свет", следует разуметь
и иной свет; пусть и в том месте, где написано: "И
отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а
тьму ночью" (Быт. I, 2, 3), говорится о другой тьме. Во
всяком случае, мы полагаем, что есть два ангельские
общества: одно наслаждается Богом, другое надмевается
508