Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/51"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
смиренное благочестие и освободило бы от господства
гордых демонов.
Глава XXXII
Да, вы, еще не знающие или делающие вид, что не
знаете, знайте, и ропщущие на Освободителя от таких
господ, имейте в виду, что сценические игры, непотребные
зрелища и суетные разгулы учреждены в Риме не благодаря
порокам людей, а по велению ваших богов. Лучше бы вы
воздавали божеские почести Сципиону, чем почитали по-
добного рода богов; ибо эти боги были куда хуже своего
первосвященника. Если только ум ваш, так долго упи-
вавшийся заблуждениями, может позволить вам понять
что-нибудь здраво, обратите внимание на следующее. Боги,
для прекращения телесной заразы, повелели давать им
сценические игры; между тем как Сципион, для устранения
заразы душевной, запрещал строить и саму сцену. Если
у вас достанет здравого смысла предпочесть душу телу,
то вы сами поймете, кого скорее следует почитать. Ведь
и та телесная зараза прекратилась не потому, что в
воинственный и привыкший только к цирковым играм
народ проникло утонченное безумие сценических игр; но
лукавство злых духов, предвидя, что эта зараза прекратится
в определенный срок сама собою, постаралось по этому
поводу напустить — и на этот раз уже не на тела, а на
нравы — другую заразу, гораздо худшую, которою оно
тешится более всего. Эта последняя ослепила бедные души
таким мраком, довела их до такого безобразия, что (нашим
потомкам это, пожалуй, покажется невероятным) в то
время, как Рим был опустошен, те, которыми она овладела
и которые, бежав из него, успели достигнуть Карфагена,
ежедневно в театрах исступленно соперничали друг с другом
в качестве комедиантов.