Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/507"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
вина, треть, четверть, и которые потом получают наиме-
нование от известного числа. Например, хотя в числе
девять четыре составляют некоторую часть, но о четырех
нельзя сказать, что это часть девяти; об одном же это
можно сказать, потому что один есть девятая его часть;
может быть это сказано и о трех, так как три составляют
третью часть девяти. Но обе эти части, девятая и третья,
т. е. один и три, будучи соединены в одно число, далеко
не достигают до всего числа, до девяти. Также точно и
в числе десять число четыре составляет известную часть,
но нельзя сказать какую; а об одном это может быть
сказано, потому что один есть десятая часть десяти. Имеет
это число и пятую часть, которая есть два; имеет и
половину, которая есть пять. Но эти три части числа
десяти: десятая, пятая и половина, т. е. один, два и пять,
сложенные вместе, не составляют десяти и равняются
восьми. Части же числа двенадцать, сложенные в одну
сумму, превышают это число. Оно имеет шестую часть,
которую составляют два; имеет четвертую часть, состоящую
из трех; имеет третью, состоящую из четырех, имеет и
половину, состоящую из шести. Но один, два, три, четыре
и шесть — не двенадцать, а более, т. е. шестнадцать.
Я нашел необходимым вкратце упомянуть об этом,
чтобы показать совершенство числа шесть, которое первое,
как я сказал, составляется из соединения частей своих в
одну сумму. В это шестеричное число Бог совершил Свое
творение. Не следует поэтому пренебрегать числами. Внима-
тельно вникающие в них хорошо знают, какое великое
значение нужно придавать им во многих местах священного
Писания. Ненапрасно в славословии Бога сказано, что Он
все расположил мерою, числом и весом (Прем. XI, 21).
Глава XXXI
На седьмой же день, т. е. на тот же, семь раз
повторенный день, — каковое число в другом отношении
также совершенно, — припадает покой Божий, и при
этом в первый раз упоминается освящение. Таким образом,
505