Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/502"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
бы и само их несчастье, предупредив, что они, если не
пожелают навсегда пребывать в этом несчастье, обратятся
в ничтожество и никогда не возвратятся к бытию, а
погибнут совершенно: то наверно и они возликовали бы
и предпочли бы всегдашнее существование на этом условии
совершенному небытию. *
Лучший свидетель этого — их собственное чувство.
Ибо почему они боятся умирать и предпочитают жить в
этой нужде, а не окончить ее смертью, как не потому,
что природа, очевидно, избегает небытия? И потому зная,
что умрут, они как великого благодеяния ждут, что им
оказано будет то милосердие, что они подольше поживут
в этом самом несчастье и позже умрут. Этим они дока-
зывают, с какою великою радостью они приняли бы даже
такое бессмертие, которое не положило бы конца их
несчастью. Да и самые неразумные животные, от громадных
драконов до ничтожных червячков, не наделенные даром
разуметь это, не показывают ли всевозможными движе-
ниями, что они желают существовать и потому избегают
погибели? Да и деревья и все молодые побеги, у которых
нет никакой способности избегать гибели посредством
явных движений, для безопасного распространения ветвей
по воздуху разве не впускают корни поглубже в землю,
чтобы извлекать оттуда питание и благодаря этому извест-
ным образом сохранять свое бытие? Наконец, и те тела,
у которых нет не только чувства, но даже никакой рас-
тительной жизни, то поднимаются вверх, то опускаются
вниз, то держатся в средних пространствах, чтобы сохранить
свое бытие там, где они могут существовать сообразно с
своею природой.
А как велика любовь к знанию и насколько природа
человеческая не желает обманываться, можно понять из
того, что всякий охотнее желает плакать, владея здравым
умом, чем радоваться в состоянии помешательства. Эта
великая и удивительная способность не свойственна никому
из смертных одушевленных существ, кроме человека. Не-
которые из животных владеют гораздо более острым, чем
мы, чувством зрения для созерцания обычного дневного
света; но для них недоступен этот бестелесный свет,
500