Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
в употребление это разделение философии был Платон,
который только Бога признавал и творцом всех существ,
и подателем знания, и вдохновителем любви, с которой
хорошо и блаженно проводится жизнь. Но хотя разные
философы различно думали и о природе вещей, и о спо-
собах исследования истины, и о конечном благе, к кото-
рому мы должны направлять все, что ни делаем; тем не
менее, все усилия их мысли вращаются вокруг этих трех
великих и общих вопросов.
В мнениях каждого из них по каждому из этих вопро-
сов множество разногласий; тем не менее, никто из них
не сомневается, что существует некоторая причина при-
роды, форма знания, высшее благо жизни. Также точно
и для каждого человека-художника, чтобы он мог что-либо
создать, ставятся три условия: природа, искусство, поль-
за; природа измеряется природными дарованиями, искус-
ство — знанием, польза — плодом. Я знаю, что слово
плод указывает на употребление, а польза — на пользо-
вание, и что между ними то различие, что то, что мы
употребляем, доставляет нам удовольствие само по себе,
безотносительно к чему-либо другому; а то, чем пользу-
емся, то нужно нам для чего-либо другого. Поэтому
временными вещами скорее следует пользоваться, чем
употреблять их (для удовольствия), чтобы получить право
наслаждаться вечными. Не так нужно делать, как некоторые
развращенные, которые желают употреблять (для удо-
вольствия) деньги, а пользоваться Богом: не деньги тратят
ради Бога, а почитают самого Бога ради денег. Впрочем,
в более обычной речи мы говорим, что и плодами поль-
зуемся, и в пользе находим плод. Даже в собственном
смысле плодами называем плоды полей, которыми, во
всяком случае, мы все пользуемся временно.
Итак, в этом последнем смысле я употребил слово
польза, говоря о тех трех условиях, которые ставятся для
человека, как-то: природа, искусство и польза. Соответст-
венно этому, для достижения блаженной жизни филосо-
фами, как я сказал, была изобретена трехчастная система:
естественная соответственно природе, рациональная —
познанию и моральная — пользе. Будь наша природа от
497