Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
твари: кто сотворил ее, через что сотворил и почему
сотворил, — в ответах: Бог, через Слово, потому что —
добро, не содержится ли глубокое указание нам на саму
Троицу, т. е. Отца и Сына и Святого Духа? Или, быть
может, встречается что-либо, не допускающее разуметь
этого в упомянутом месте Писаний? Вопрос этот требует
продолжительной беседы и не следует ожидать от нас,
чтобы мы объяснили все в одной книге.
Глава XXIV
Веруем, непоколебимо содержим и искренне пропове-
дуем, что Отец родил Слово, т. е. Премудрость, через
Которую все сотворено, единородного Сына, единый —
единого, вечный — совечного, высочайше благой — равно
благого; и что Дух Святой есть вместе Дух Отца и Сына
и Сам единосущен и совечен обоим; и что все это есть
Троица по свойству лиц, и один Бог по нераздельному
божеству, как и один всемогущий по нераздельному все-
могуществу; но так, однако же, что когда спрашивается
об одном из Них, говорим в ответ, что каждый из Них
есть и Бог, и всемогущий, а когда обо всех вместе, —
то не три Бога или три всемогущих, но один всемогущий
Бог: таково в трех нераздельное единство, и так оно
должно быть исповедуемо. Но может ли Святой Дух благого
Отца и благого Сына на том основании, что Он — общий
Им обоим, правильно называться благостью обоих, — об
этом я не дерзаю поспешно высказать необдуманное суж-
дение: с большей смелостью я назвал бы Его святостью
обоих, — не в смысле свойства обоих, но представляя,
что и Он также субстанция и третье лицо в Троице.
На последнее с большой вероятностью наводит меня
то, что хотя Отец — дух и Сын — дух, Отец — свят и
Сын — свят, однако, собственно Дух называется Духом
Святым, как святость субстанциальная и сосубстанциальная
обоим. Но если божественная благость есть святость, то
будет прямым логическим выводом, а не смелостью пред-
положения, думать, что в повествовании о творениях
495