Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
хотя было благом, которое могло быть сотворено только
благим Богом. Они говорят, что души, хотя и не предс-
тавляющие собою части Бога и сотворенные Богом, сог-
решили отступлением от Творца и в различных степенях
соответственно различию грехов при переходе от неба до
земли получили в наказание различные тела, как бы тем-
ницы; что таким-де образом получился мир и причиной
творения мира было не то, что сотворено было благо, а
то, что обуздано было зло.
За это справедливо укоряют Оригена. Это он утверждал
и писал в книгах, которые он называет rapi Apxmv, т. е.
"О началах". При этом я не могу достаточно надивиться,
как такой ученый и так много упражнявшийся в церков-
ных писаниях человек не обратил прежде всего внимания
на то, что это противоречит прямому намерению Писания,
обладающего столь великим авторитетом, которое при всех
делах Божиих прибавляет: "И увидел Бог, что это хорошо";
а по завершении всего говорит: "И увидел Бог все, что
Он создал, и вот, хорошо весьма" (Быт. I, 31). Оно хотело
дать понять, что нет никакой другой причины сотворения
мира, кроме той, чтобы добро произошло от благого Бога.
Если бы никто не согрешил, мир был бы украшен и
наполнен только добрыми природами; а если и есть грех,
то от этого не все еще наполнено грехом, потому что
гораздо большее число добрых существ на небесах соб-
людает порядок своей природы. И зля воля, не поже-
лавшая соблюдать порядок природы, не ускользнет еще
вследствие этого от законов праведного Бога, все направ-
ляющего к добру. Ибо как картина с черным цветом,
положенным на надлежащем месте, так и совокупность
вещей, если кто сможет окинуть ее взором, представляется
прекрасной даже с грешниками, хотя безобразие их, когда
они рассматриваются сами по себе, делает их гнусными*.
* "Не стоит уподобляться тем невежам, которые ругают худож-
ника: дескать, почему не все краски на его картине сочны и ярки,
почему гам свет, а здесь тень. Неужто они лучше него разбираются
в живописи и картина бы выиграла, если бы была, скажем, сплошь
ярко-красной? Да и любой город, как бы он хорошо ни управлялся,
493