Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Глава XXII
Этой причины, т. е. благости Божией, стремившейся к
созданию благ, этой, говорю, причины, столь справедли-
вой и столь достаточной, что она, тщательно взвешенная
и благочестиво обдуманная, полагает конец всем спорам
исследователей о начале мира, не признавали некоторые
еретики. Это на том основании, что бедной и непрочной
смертности теперешней плоти, бывшей следствием спра-
ведливого наказания, наносит вред весьма многое, когда
ей не соответствует, например, огонь, или холод, или
дикие звери, или что-либо в том же роде. Они не обращают
внимания даже на то, какое значение имеют эти вещи в
своем месте и по своей природе, в каком прекрасном
порядке располагаются и насколько каждая вносит свою
долю красоты в как бы своего рода общую республику,
или сколько они доставляют выгод и нам самим, если
пользуемся ими благоразумно и соответствующим обра-
зом; так что даже яды, пагубные при ненадлежащем
употреблении, обращаются в спасительные лекарство при
соответствующем их употреблении; и наоборот, те вещи,
которые доставляют удовольствие, например: пища, питье,
даже сам свет, могут оказаться вредными при неумерен-
ном и неблаговременном пользовании ими.
Этим божественное провидение учит нас не порицать
вещи безрассудно, но прилежно исследовать их пользу; и
там, где наш разум или наша слабость окажутся недоста-
точными, считать эту пользу сокрытою так, как были
сокрыты те вещи, которые мы с трудом смогли обрести.
Ибо и само сокрытие пользы есть или упражнение нашей
скромности, или уничижение надменности — потому что
решительно никакая природа не есть зло, и само это имя
(зло) показывает только лишение добра; но на переходе
от земных вещей к небесным и от видимых к невидимым
существуют блага одни лучшие других, — для того раз-
личные, чтобы были всякие. Бог такой же великий Ху-
дожник в великом, как и не меньший в малом. Это малое
должно измеряться не по своей величине, которая ничтож-
на, но по мудрости Художника. Пример — наружность
491