Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/491"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
свет; а тьма ангельская, хотя и должна была войти в
мировой порядок, не должна была, однако, получить
ободрения.
Глава XXI
Что высказывается в изречении, употребляемом при
всяком случае: "Увидел Бог, что это хорошо", как не
одобрение творения, созданного соответственно художеству,
которое есть Премудрость Божия? Но Бог не только тогда
узнал, что оно добро, когда оно было сотворено: ничего
этого и не было бы, если бы оно не было Ему известно.
Итак, когда Бог видит, что добро то, чего ни в коем
случае не было бы, если бы Он не видел его прежде,
чем оно явилось, то Он учит, а не учится, что это добро.
Платон употребляет еще более смелое выражение, а именно:
что Бог был восхищен и обрадован по окончании творения
вселенной. И он в этом случае не до такой степени
безумствует, чтобы думать, будто Бог сделался блаженнее
вследствие нового Своего творения; он хотел этим показать,
что художник был доволен тем уже сотворенным, чем был
доволен в идее, соответственно которой оно должно было
быть сотворено.
Знание Божие отнюдь не имеет такого разнообразия,
чтобы в нем иначе представлялось то, чего еще нет, иначе
то, что уже есть, и иначе то, что будет. Ибо Бог прозирает
будущее, взирает на настоящее и озирает прошедшее не
по-нашему, но некоторым иным образом, далеко превос-
ходящим образ нашего мышления. Не переходя мыслью
от одного к другому, Он видит совершенно неизменяемым
образом. Из того, что совершается во времени, будущее,
например, еще не существует, настоящее как бы существует,
прошедшее уже не существует; но Он все это обнимает
в постоянном и вечном настоящем. И не иначе созерцает
Он глазами, и иначе — умом: потому что Он не состоит
из души и тела; не иначе теперь, не иначе — прежде и
не иначе — после: потому что Его знание не изменяется,
как наше, по различию времени: настоящего, прошедшего
489