Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
чувствам светилам небесным: "Да будут светила на тверди
небесной, для отделения дня от ночи". И немного далее:
"И создал Бог два светила великие: светило большее, для
управления днем, и светило меньшее, для управления
ночью, и звезды; и поставил их Бог на тверди небесной,
чтобы светить на землю, и управлять*днем и ночью, и
отделять свет от тьмы" (Быт. I, 14, 16 — 18). Но между
тем светом, который есть святое общество ангелов, све-
тящееся духовно в свете истины, и противоположной ему
тьмою, т. е. отвратительнейшими душами злых ангелов,
уклонившихся от света правды, мог положить разделение
только Он сам, для Которого не могло быть тайным или
неизвестным будущее зло, — зло не природы, но воли.
Глава XX
Затем, не следует обойти молчанием и того, что после
сказанного Богом: "Да будет свет. И стал свет", тотчас
же прибавлено: "И увидел Бог свет, что он хорош", а не
после того, как Он положил разделение между светом и
тьмою и назвал свет днем, а тьму ночью. Это для того,
чтобы не показалось, будто вместе со светом Он дал
свидетельство своего благоволения и такой тьме. Ибо там,
где речь идет о тьме безупречной, между которой и светом,
видимым для наших глаз, полагают разделение светила
небесные, — там не прежде, а после замечается, что
увидел Бог, что это хорошо: "И поставил их Бог на тверди
небесной, чтобы светить на землю, и управлять днем и
ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что это
хорошо". То и другое ему угодно, потому что то и другое
без греха. Но там, где Бог сказал: "Да будет свет. И стал
свет. И увидел Бог свет, что он хорош", и после этого
замечается: "И отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог
свет днем, а тьму ночью", — там не прибавлено вслед
за этим: "И увидел Бог, что это хорошо". Это для того,
чтобы не назвать добром и то, и другое, так как одно
из этого было злом по собственной вине, а не по природе.
Поэтому Творцу в этом случае и приятен один только
488