Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/488"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
злобы предшествовала неповрежденная природа. Порок же
до такой степени противен природе, что не вредит ей.
Отступить от Бога не было бы пороком, если бы природе,
для которой это составляет порок, не соответствовало
более быть с Богом. Вот почему даже злая воля служит
сильным свидетельством доброй природы. Но Бог — как
лучший Творец доброй природы, так и справедливейший
распорядитель злой воли: когда она злоупотребляет доброй
природой, Он пользуется для самого добра злою волей.
Вследствие этого Он устроил так, что диавол, сотворенный
Им добрым, но сделавшийся злым по своей воле, уничи-
женный, находится в поругании Его ангелов в том смысле,
что искушения его служат к пользе святых, которым он
желает нанести ими вред. А так как Бог, созидая его, без
сомнения знал будущую злобу его и предвидел, какие
блага извлечет Он из злых его дел, то псалом и говорит:
"Там этот левиафан, которого Ты сотворил играть в нем",
чтобы дать понять, что в то самое время, когда Он
сотворил его, и по своей благости сотворил добрым, Он
уже по своему предвидению предуготовлял то, как вос-
пользоваться им и злым.
Глава XVIII
Бог не создал никого, — не говорю из ангелов, но
даже из людей, о ком Он знал наперед, что он сделается
злым, и в то же время не знал бы, какую благую пользу
извлечет Он из него и таким образом украсит ряд веков,
как какой-нибудь превосходнейший стих своего рода как
бы антитезами. Ибо так называемые антитезы, которые
по-латыни называются противоположениями, или еще вы-
разительней — противопоставлениями, служат наилучшим
украшением речи. У нас не употребляется это слово, хотя
самими украшениями этого рода пользуется не только
латинская речь, но и языки всех народов. Такими анти-
тезами и апостол Павел во втором послании к Коринфянам
увлекательно говорит в том месте, где читаем: "В слове
истины, в силе Божией, с оружием правды в правой и
486