Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/487"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
ствующие ставятся выше нечувствующих, как животные,
например, выше деревьев. И между чувствующими разум-
ные ставятся выше неразумных, как люди, например, выше
животных. И между разумными бессмертные стравятся
выше смертных, как ангелы выше людей. Все это ставится
одно выше другого в силу порядка природы. Но есть и
другие мерки для оценки вещей по той личной пользе,
которую они приносят тому или другому. Так бывает, что
мы иные бесчувственные вещи предпочитаем другим, об-
ладающим чувствами, и до такой степени, что будь это
в нашей власти, мы решили бы вовсе уничтожить их в
природе или по незнанию того места, какое они занимают
в ней, или при знании этого места, потому что ставим
их ниже наших удобств. Ибо кто не предпочел бы иметь
в своем доме хлеб, а не мышей, деньги, а не блох? Да
и что удивительного, когда при оценке даже людей, приро-
да которых поистине отличается высоким достоинством,
по большей части дороже ценится конь, чем раб, и дороже
драгоценный камень, чем служанка?
Таким образом, при свободе суждений существует боль-
шое различие между разумным основанием мыслителя и
потребностью нуждающегося или удовольствием желающе-
го; в то время как первое направлено к тому, что само
по себе имеет цену в различных степенях вещей, потреб-
ность обращает внимание на то, к чему она стремится;
первое ищет того, что открывается истинным для света
умственного, а удовольствие ищет того, что приятно ласкает
телесные чувства. Однако же у разумных природ как бы
некоторый своего рода вес воли и любви имеет столь
великое значение, что хотя в порядке природы ангелы
предпочитаются людям, однако же по закону справед-
ливости добрые люди предпочитаются злым ангелам.
Глава XVII
Итак, мы ошибаемся, когда полагаем, что выражение:
"Это — верх путей Божиих" относится не к природе, а
к злобе диавола; потому что нет сомнения, что пороку
485