Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/484"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
нывает, и мы будем равными им; то, несомненно, и они
уверены в вечности своего счастья. Поелику же те другие
(падшие духи) не имели точного об этом знания; ибо
счастье их, в котором они была уверены, не было вечным,
так как должно было иметь конец: то остается предпо-
ложить, что ангелы были и неравны между собою, или,
если равны, то добрые ангелы только после падения злых
достигли определенного знания относительно своего веч-
ного счастья.
Разве, возможно, кто-нибудь скажет, что сказанное
Господом о диаволе в Евангелии: "Он был человекоубийца
от начала и не устоял в истине" (Иоан. VIII, 44) следует
понимать не в том только смысле, что он был человеко-
убийцей от начала, т. е. от начала человеческого рода, с
того момента, когда сотворен был человек, которого он
мог бы убить посредством обольщения. Но он-де не устоял
в истине от начала своего сотворения, и потому никогда
не был блаженным вместе со святыми ангелами; так как
отказывался быть в подчинении своему Создателю, находил
гордое удовольствие как бы в своем особом частном
могуществе, а через то являлся лицемерным и лживым,
потому что никогда не мог уйти от силы Всемогущего и
не желал в благочестивом подчинении сохранять то, что
действительно есть, усиливаясь по гордой надменности
ложно изображать то, чего не было. В этом-де смысле
должно пониматься и сказанное блаженным апостолом
Иоанном: "Сначала диавол согрешил" (I Иоан. Ill, 8),
т. е., что с того момента, когда был сотворен, он отрекся
от истины, которою может обладать только благочестивая
и преданная Богу воля.
Кто удовлетворяется таким мнением, тот еще не еди-
номыслен с известными еретиками, т. е. манихеями. Впро-
чем, и некоторые другие зловредные ереси держатся того
образа мыслей, что диавол как бы от некоторого про-
тивоположного (Богу) начала получил свою собственную
в известном роде злую природу. В суетности своей они
доходят до такого безумия, что, хотя уважают одинаково
с нами вышеприведенные евангельские слова, не обращают
внимания на то, что Господь не сказал: "Диавол чужд
482