Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/483"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
Глава XIII
Отсюда уже всякому ясно, что блаженство, к которому,
как к своей истинной цели, стремится разумная природа,
обусловливается соединением того и другого, а именно:
она должна беспечально наслаждаться неизменяемым Бла-
гом, Которое есть Бог, и в то же время не должна ни
подвергаться какому-либо сомнению, ни обманываться ка-
ким-либо заблуждением относительно того, что будет вечно
пребывать в Нем. С благочестивою верой мы думаем, что
ангелы света обладают этим блаженством; но само собою
следует, что ангелы согрешившие, лишившиеся этого света
вследствие своей развращенности, не обладали им и прежде,
чем они пали; хотя и нужно полагать, что они обладали
некоторым, хотя относительно будущей судьбы и неизвест-
ным, блаженством, если жили какое-то время до падения.
А если покажется несообразным, что, когда сотворены
были ангелы, одни из них сотворены были так, что не
получили предведения относительно своего постоянства
или падения, а другие так, что с положительнейшею
достоверностью знали вечность своего блаженства; а между
тем все от начала сотворены были с равным блаженством
и пребывали такими, пока те ангелы, которые ныне злы,
не отпали по своей воле от этого света умственной и
нравственной чистоты: то, конечно же, еще гораздо не-
сообразнее думать, будто святые ангелы не уверены в
вечном своем блаженстве и относительно самих себя не
знают того, что мы смогли узнать о них с помощью
святых Писаний. Ибо кто из православных христиан не
знает, что из добрых ангелов не будет более никакого
нового диавола, равно как и того, что и диавол не
возвратится более в сообщество добрых ангелов?
В Евангелии истина обещает святым и верным, что
они будут равны ангелам Божиим (Мф. XXII, 30); им
обещается также, что они войдут в жизнь вечную (Мф.
ХХП, 46). Таким образом, если мы уверены, что никогда
не отпадем от этого бессмертного счастья, а они неуверены,
то мы уже будем иметь преимущество перед ними, а не
будем равными им. Но поелику истина никогда не обма-
481