Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/482"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
столь блажен, что большего блаженства и быть не может.
Что по сравнению с Ним блаженство ангелов, блаженных
в своем роде высшим блаженством, какое только возмож-
но для ангелов?
Глава XII
Что касается разумной и наделенной умом твари, то
мы полагаем, что не одни ангелы должны называться
блаженными. Ибо кто осмелится отрицать, что первые
люди были в раю блаженными до греха, хотя и не были
уверены, будет ли блаженство их продолжительно, или
оно будет вечно (а оно было бы вечно, если бы они не
согрешили); когда и в настоящее время, безо всякой мыс-
ли о превозношении, называем блаженными тех, о которых
знаем, что они в надежде на будущее бессмертие проводят
земную жизнь праведно и благочестиво, без преступления,
отягощающего совесть, и легко приклоняют милосердие
Божие к грехам своей немощи? Хотя и убеждены они в
награде за свое постоянство, однако относительно самого
постоянства — не уверены. Ибо кто из людей может
знать, что он до конца пребудет непоколебимым в уп-
ражнении и в преуспеянии в справедливости, если пос-
редством какого-либо откровения не будет обнадежен Тем,
Который относительно этого праведным и таинственным
судом Своим хотя не всех предуведомляет, никого, однако
же, не обманывает? Итак, что касается наслаждения на-
стоящим благом, то первый человек в раю был блаженнее,
чем всякий праведник в настоящей смертной немощи; но
в том, что касается надежды будущего, то всякий, кому
не предположительно, но с достоверною истиной известно,
что он будет обитать в чуждом всякой скорби обществе
ангелов без конца, наслаждаясь в то же время общением
с высочайшим Богом, — всякий, при каких угодно телес-
ных страданиях, будет блаженнее, чем был тот первый
человек, не уверенный в великом счастье рая.
480