Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
потерять; или в которой иное содержащее, и иное —
содержимое: как, например, сосуд и какая-либо жидкость,
или тело и цвет, или воздух и свет или теплота, или
душа и мудрость. Ибо ни один из этих предметов не есть
то, что он имеет или содержит. Ни сосуд не есть жидкость,
ни тело — цвет, ни воздух — свет или теплота, ни душа
— мудрость. Поэтому они могут лишиться этих вещей,
которые они имеют, перейти в другие состояния или
изменить свойства: сосуд, например, может освободиться
от жидкости, которою он наполнен; тело может потерять
цвет; воздух может омрачиться или охладеть; душа —
сделаться неразумной. Но если тело будет нетленным, как
обещается это святым в воскресении, то хотя оно и будет
иметь неутрачиваемое свойство самого нетления, однако,
поскольку телесная субстанция останется, не будет само
нетление. Ибо нетление в каждой отдельной части тела
будет цельным и не будет там большим, а здесь меньшим:
потому что ни одна часть не будет нетленнее другой; но
само тело в целом будет больше, нежели в части; однако
же, хотя в нем одна часть будет объемистей, другая
меньшей, более объемистая часть не будет нетленнее той,
которая меньше.
Итак, одно есть тело, которое не во всякой своей части
есть целое тело; и иное — нетление, которое в каждой
части есть целое: потому что каждая часть нетленного
тела, хотя она и не равна прочим частям, в равной степени
нетленна. Например: из-за того, что палец меньше целой
руки, рука не будет нетленнее пальца. Итак, хотя рука и
палец не равны, нетленность руки и пальца одинаковы.
А потому, хотя нетленность неотделима от нетленного
тела, однако же одно дело — субстанция, называемая
телом, и иное — ее свойство, называемое нетлением. И,
следовательно, она сама не есть то, что имеет. Также
точно и душа, когда она будет освобождена навеки, однако
же будет мудрой через общение с неизменяемой мудростью,
которая не есть то же, что сама душа. Ибо и воздух, если
бы он никогда не был оставляем светом, разлитым в нем,
не перестал бы быть иным по отношению к свету, которым
он освещается. Я не хочу этим сказать, что душа есть
477