Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/473"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
что если бы Он сотворил нечто прежде всего сотворенного
им, то и было бы сказано, что Он именно это нечто
сотворил в начале; то нет никакого сомнения, что мир
сотворен не во времени, но вместе с временем. Ибо что
происходит во времени, то происходит после одного и
прежде другого времени, — после того, которое прошло,
и прежде того, которое должно наступить; но никакого
прошедшего времени быть не могло, потому что не было
никакой твари, движение и изменение которой определяло
бы время. Но несомненно, что мир сотворен вместе с
временем, если при сотворении его произошло изменяю-
щееся движение, как представляет это тот порядок первых
шести или семи дней, при которых упоминаются утро и
вечер, пока все, что сотворил Бог в эти шесть дней, не
завершено было днем седьмым, и пока в седьмой день,
с указанием на великую тайну, не упоминается о покое
Божием. Какого рода эти дни — представить это нам
или крайне трудно, или даже совсем невозможно, а тем
более невозможно об этом говорить.
Глава VII
Мы видим, что обыкновенные наши дни имеют вечер
вследствие захода солнца, а утро — вследствие восхода
солнца; но из тех дней первые три прошли без солнца,
о сотворении которого говорится в день четвертый. По-
вествуется, правда, что с первых же пор словом Божиим
был сотворен свет, и что Бог отделил свет от тьмы и
назвал этот свет днем, а тьму ночью. Но какого свойства
был этот свет, каким именно движением и какого рода
вечер и утро производил он, — это недоступно нашему
разумению и не может быть понято нами соответственно
тому, как оно есть; хотя мы должны этому верить без
колебания. Может быть, это некоторый телесный свет,
находящийся в высших частях мира вдали от наших взоров,
или же тот, которым впоследствии было возжено солнце;
а может быть именем света обозначается святой град,
состоящий из святых ангелов и блаженных духов, о котором
471