Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
а не по божественному соображению устроил мир не в
другом каком месте, а именно в том, в котором он
существует; хотя та божественная причина, по которой
это совершалось, не может быть понята никаким челове-
ческим умом. Так же точно и из того, что времена,
предшествовавшие миру, протекали одинаково в безгра-
ничные пространства минувшего и не было никакой раз-
ницы, которая давала бы основание предпочесть одно
время другому, не следует, чтобы с Богом случилось нечто
неожиданное, что Он сотворил мир именно в это, а не
в прежнее время. Если же они скажут, что люди ломают
головы над пустяками, когда воображают себе бесконечные
пространства, так как вне мира нет пространства, то мы
ответим им, что таким же образом люди представляют
себе вздор, когда воображают протекшие времена, в которые
Бог пребывал без действия: потому что прежде мира не
было никакого времени.
Глава VI
Действительно, если справедливо, что вечность и время
различаются тем, что время не бывает без некоторой
подвижной изменчивости, а в вечности нет никакого
изменения, то кто не поймет, что времени бы не было,
если бы не было творения, которое изменило нечто
некоторым движением? Моменты этого движения и изме-
нения, поскольку они совпадать не могут, оканчиваясь и
сменяясь другими более краткими или более продол-
жительными промежутками, и образуют время. Итак, если
Бог, в вечности Которого нет никакого изменения, есть
Творец и Устроитель времени, то я не понимаю, каким
образом можно утверждать, что Он сотворил мир по
прошествии некоего количество времени? Разве что сказать,
что и прежде мира существовало некоторое творение,
движение которого давало течение времени? Но если
священные и в высшей степени достоверные Писания
говорят: "В начале сотворил Бог небо и землю", чтобы
дать понять, что прежде Он ничего не творил; потому
470