Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/471"]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/URL]
 

OCR
ны вместе с Эпикуром бредить о бесчисленных мирах?
Различие будет состоять только в том, что Эпикур утвер-
ждает, что миры рождаются и разрушаются вследствие
случайного движения атомов; а они, если не желают,
чтобы Бог оставался праздным в безграничной неизме-
римости пространств, распростертых вне и вокруг мира,
будут утверждать, что эти миры сотворены действием Бога
и так же, как, по их мнению, и настоящий мир, не могут
разрушиться ни по какой причине. Ибо мы ведем речь
с теми, которые вместе с нами мыслят, что Бог бестеле-
сен и есть Творец всех существ, которые не суть то, что
Он сам; входить же в подобные рассуждения о религии
с другими совершенно не стоит, особенно ввиду того, что
и у тех, которые считают необходимым отправлять культ
многим богам, первые превосходят прочих философов из-
вестностью и авторитетом не по чему-либо иному, как
потому, что они, хотя и весьма далеки от истины, все
же ближе к ней, чем остальные.
Разве уж не скажут ли они, что сущность Божия,
которую они не заключают, не ограничивают, не расп-
ространяют в пространстве, но которую признают, как это
и прилично мыслить о Боге, при бестелесном присут-
ствии целокупно находящуюся повсюду, — разве уж не
скажут ли, что сущность эта не присутствует в столь
великих пространствах вне мира, а занимает только одно,
в сравнении с собственной бесконечностью слишком нич-
тожное пространство, в котором существует мир? Но я
не думаю, чтобы они дошли до такого пустословия. Итак,
если они скажут, что сотворен один мир, хотя по своей
телесной массе и чрезвычайно огромный, но мир —
конечный, пространством своим ограниченный, и сотворен
действием Божиим: то что ответят они о безграничных
пространствах вне мира, дабы объяснить, почему Бог
перестал в них действовать, то же самое пусть ответят
себе и о бесконечных временах до мира, дабы объяснить
то, почему Бог в эти времена оставался без действия.
Из того, что из бесконечных и во все стороны открытых
пространств не было никакого основания предпочесть это,
а не другое, не следует непременно, чтобы Бог случайно,
469