Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
некоторым новым неложным блаженством и, следовательно,
признать, что с нею совершилось нечто новое, и притом
нечто величайшее и прекраснейшее, чего никогда прежде
от вечности с нею не было. Если при этом они станут
отрицать, что это новое состояние души имеет свое
основание в вечном совете Бога, то ййи вместе с тем
будут отрицать и то, что Он виновник ее блаженства; что
свойственно богопротивному нечестию. Если же скажут,
что Бог принял новое решение, чтобы душа на будущее
время была вечно блаженной, то как они докажут, что
Он чужд изменяемости, которой они также не желают
допустить? Далее, если они признают, что хотя душа и
сотворена во времени, но не перестанет существовать ни
в какой момент времени, подобно тому, как число имеет
начало, но не имеет конца; и что вследствие этого, раз
испытав несчастье, она, будучи освобождена от него,
никогда потом не будет несчастной; то они, конечно, не
усомнятся, что это возможно только при неизменяемости
совета Божия. В таком случае пусть верят, что и мир мог
быть сотворенным во времени, но что и Бог, творя мир,
тем не менее не изменил из-за этого Своего вечного
совета и воли.
Глава V
Далее, соглашающиеся с тем, что Бог есть Творец мира,
но спрашивающие, что мы можем ответить относительно
времени сотворения мира, должны подумать, что они сами
ответят относительно пространства, занимаемого миром.
Ибо как возможен вопрос о том, почему именно тогда,
а не прежде сотворен мир; так возможен вопрос и о том,
почему мир именно здесь, а не где-нибудь в другом месте.
Если они представляют себе безграничные пространства
времени до мира, в которых, как им кажется, Бог не мог
оставаться недеятельным, то подобным же образом они
могут представлять себе и безграничные пространства мес-
та; и если кто-нибудь скажет, что Всемогущий не мог
быть недеятельным в них, то не будут ли они вынужде-
468