Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
от их чувств. Итак, как относительно предметов видимых,
которых мы не видим сами, мы доверяем видевшим их,
и также точно поступаем и в отношении остальных вещей,
подлежащих тому или иному телесному чувству; так и в
отношении того, что чувствуется душою или умом (ибо
и это совершенно справедливо называете* чувством (sensus);
откуда происходит и само слово (sententia)), т. е. в
отношении тех невидимых вещей, которые удалены от
нашего внутреннего чувства, мы должны верить тем, ко-
торые познали поставленное в оном бестелесном свете и
созерцают в нем пребывающее.
Глава IV
Из всего видимого величайшее есть мир; из всего
невидимого величайшее — Бог. Что существует мир, это
мы видим, что есть Бог, этому мы верим. А что Бог
сотворил мир, тут мы никому не можем поверить, кроме
самого же Бога. Но где же слышали Его? Пока нигде
лучше, как только в священном Писании, в котором
пророк Его сказал: "В начале сотворил Бог небо и землю"
(Быт. I, 1). Но разве пророк присутствовал при творении
Богом неба и земли? Пророка при том не было, но была
Премудрость Божия, через Которую сотворено все, Которая
затем вселяется в святые души, наставляет друзей Божиих
и пророков и внутренним образом, бессловесно повествует
им о делах Своих. Говорят им также и ангелы Божий,
которые "всегда видят лице Отца" (Мф. XVIII, 10) и
возвещают, кому надлежит, волю Отца. Из числа их был
и тот пророк, который сказал и написал: "В начале
сотворил Бог небо и землю". Пророк этот был до такой
степени надежным свидетелем, чтобы верить через него
Богу, что тем же Духом Божиим, от Которого по откро-
вению узнал упомянутое, задолго предсказал и саму бу-
дущую веру нашу.
Но почему же вечному Богу пришла в некое время
мысль сотворить небо и землю, которых Он прежде не
творил? Если говорящие так желают представить мир
466