Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
упованием на помощь того же Господа и Царя нашего о
начале, распространении и предназначенном конце обоих
градов, земного и небесного, о которых я сказал, что они
в настоящем веке некоторым образом переплетены и друг
с другом смешаны; и прежде всего скажу о первоначальных
зачатках двух этих градов в предшествовавшем им разде-
лении ангелов.
Глава II
Дело великое и в высшей степени трудное, поняв и
узнав по опыту изменчивость всей вообще твари, телесной
и бестелесной, отвлечься от нее усилием ума и возвыситься
до неизменяемой сущности Бога, и там от самого Бога
научиться, что вся природа, которая не есть то, что Он,
Им сотворена. В этом случае Бог говорит с человеком не
через какое-либо телесное творение, производя шум в
телесных ушах сотрясением воздушного пространства, на-
ходящегося между говорящим и слушающим, и не пос-
редством чего-либо чувственного, что принимало бы фор-
му, подобную телам, как во сне, или иным каким-либо
подобным образом; ибо и в таком случае Он говорит как
бы телесным ушам, потому что говорит как бы через тело
и как бы при существовании промежутков между местами
тел, так как видения этого рода во многом подобны телам.
Но говорит Он самою истиной, если кто способен слушать
умом, а не телом. Говорит Он в этом случае к той части
человека, которая в человеке лучше остальных, из которых,
как известно, состоит человек, и лучше которой есть
только сам Бог. Ибо коль скоро существует прямое убеж-
дение, а если оно невозможно, то по крайней мере вера,
что человек создан по образу Божию; то частью, которой
он наиболее приближается к верховному Богу, будет,
конечно, та часть его, коею он возвышается над своими
низшими частями, общими у него даже с животными.
Но так как сам ум, которому от природы присущи
разум и понимание, обессилен некоторыми омрачающими
и застарелыми пороками, то не только для того, чтобы
464