Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
стало плотию и обитало с нами"; так что для этих
несчастных людей мало того, что они болеют, — они
самой болезнью своей еще и гордятся, и стыдятся враче-
вания, от которого могли бы выздороветь. Так делают они
не для того, чтобы подняться, а чтобы падая, еще сильнее
разбиться.
Глава XXX
Если исправлять что-либо после Платона представляется
вам делом недостойным, то зачем исправил кое-что, к
тому же и немало, сам Порфирий? Известно, что по
мнению Платона души людей после смерти возвращаются
даже в тела животных. Этого мнения держался и учитель
Порфирия Плотин; но Порфирию оно совершенно спра-
ведливо не понравилось. Он, со своей стороны, полагал,
что души людей входят в тела людей же, но не в свои,
которые они оставили, а в другие, новые. Ему казалось
стыдным верить, что мать, превращенная в мула, может,
пожалуй, возить на себе сына; но не казалось стыдным
думать, что мать, превращенная в девицу, может быть,
пожалуй, женою сына. Не гораздо ли благочестивее верить
тому, чему учили святые и нелживые ангелы, о чем
говорили пророки по вдохновению Духа Божия, что про-
поведовал Тот, о Котором, как имеющем прийти Спасителе,
предсказывали предпосланные вестники, и чему учили
посланные Им апостолы, наполнившие Евангелием весь
мир? Не гораздо ли, говорю, благочестивее верить тому,
что души людей возвращаются в свои собственные тела,
чем тому, что они возвращаются в тела совершенно иные?
Впрочем, Порфирий, как я сказал, в значительной
степени исправил это мнение: он думал, что людские
души могут входить только в людей; звериные же тюрьмы
для них он разрушил и говорил даже, что Бог для того
дал миру душу, чтобы, познавая зло материи, она стре-
милась обратно к Отцу и никогда уже не подпадала
оскверняющему соприкосновению с этим злом. Хотя в
этом отношении он рассуждает и не так, как следует,
потому что душа дана телу скорее для того, чтобы делать
453